Приветствую Вас Гость | RSS
Друзья, уже

Memento, пожалуйста, mori...
Ничто не обходится столь дорого, как свобода.
Александр ЖАБСКИЙ.
Главная Регистрация Вход

» Где тут что

» Форма входа

» Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

» Праздники сегодня

» Напишите мне
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


» Ищите и обрящете

» А я - тут!


Я на портале ВКонтакте и поиск контактной информации
Каталог сайтов Всего.RU

» Переход на ЭКО.ЗНАЙ


» Радио онлайн на любой вкус

» Расписания

» Всех посчитаем!

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

» И о погоде

Артикуляция совести

* * *

Увязая в годах
И цепляясь за век,
Что ушёл и как не был он
Тут,
Я живу — то как юный
Совсем человек,
То как старец
Последних минут.

И меня напрягает
Подобный разброс
В тридесяток
Нешуточных лет:
Ну-ка дай-ка порой
На ушедший вопрос
Не дошедший покуда
Ответ!..




* * *


Умер бог, исчезло наважденье,
Толпы шумно поднялись с колен,
Погрязая в новом заблужденьи,
Будто смертен их духовный плен.

«Если бога нет, выходит, можно
Всё?!» — воскликнул в ужасе Камю.
Чьи сердца не сжались бы тревожно,
К судному стремящиеся дню?

Всё шатнулось, кроме чуда Канта:
В нас незыблем нравственный закон.
Если есть константы — вот константа,
Впитанная с первым молоком.

Всё проходит, даже боги смертны,
Только духа избегает тлен.
На него мы в немощи оперты,
Силы не имея встать с колен.




* * *

Что нестерпимее всего?
Быть не пластом, а промежутком,
Метаться в том зазоре жутком,
Так и не выйдя из него.

Две бездны зиждутся в умах,
И одинаково бездонны.
И потому мы так бездомны
В своих как будто бы домах.




Александру Мелихову
артикулятору совести.

Мой опознанный ангел,
Мой задумчивый друг,
Мне нисколько не странно,
Что вы всюду вокруг.

И на фоне забытых
Щедрот и доброт
В этом мире закрытых
Вы
наоборот.

Отстраняясь от выспренних
Литератур,
Воплощение искренних
И могучих фигур.

Вы в линейности улиц,
Вы в лекальности ростр.
И за десять Кустуриц
Не пустил бы вас в рост.

Да даётся вам проза,
Удила закусив,
И рождается грёза,
И свершается миф!




* * *


Как жизнь бездарно прожита!..
Работал, ел и размножался
И пусть нечасто унижался,
А всё ж заела суета.

Писал, ничто не написав,
Всю страсть свою отдав процессу,
И пусть не больно трафил бесу,
А всё ж печалил небеса.

Осталась только лет труха

Ни за один не зацепиться,
И даже если что-то снится,
То большей частью чепуха.

Приспело время умирать,
Хотя ещё полно силёнок,
Но смерть, как ласковый телёнок,
Всё чаще манит поиграть...




* * *

Мы
Львы, нам любы сумасбродства,
Переворачиванье снов
И узнавание несходства,
И сотрясение основ.




Александру Мелихову, по-братски.

Благословясь, второго января
Сажусь к станку с компьютерной управой,
Где от меня поэзия направо,
А слева жизнь, что прожита не зря.

Зелёный глаз подмигивает мне,
Почти беззвучно вертится винчестер.
Снег за окном, как пузырьки в вине

Взлетает вверх и кружится на месте.

По Петербургу ветер низовой
Проводит год, вчера едва рождённый.
Теперь он царь, и зал его здесь тронный
С ковровою дорожкою
Невой.

Я не труды, а счастье пригублю,
Склонившись до полуночи над «клавой»,
Где от меня поэзия направо,
А слева всё, что я до слёз люблю.

О Александр! Давайте в унисон
Поднимем груз преображенья слова,
Отвлёкшись от пельменей или плова,
В тепле свечей, жилеток и кальсон.




* * *

На пятый день творенья
Присел подумать бог.
С научной точки зренья
Он сделать так не мог.

Но бог не знал об этом,
Великий дилетант,
Подобно всем поэтам,
Зарыл он свой талант.

Хватило бы и тверди

Зачем живая плоть,
Страшащаяся смерти
До суицида вплоть?

Погрязнув в мелкотемье,
Мейнстрим не уловил.
И вот теперь он с теми,
Кого и сотворил.

Ах, дедушка предвечный!
Уже не отмотать
На ленте бесконечной
Дней самых первых пять.

Теперь хоть бейся вечно
О стенку головой,
Не изменить, конечно,
Суровый жребий свой.

И наш…




* * *


Пальцы
карандашики
Твёрдости ТМ
Держат книжку Гашека.
А спроси - зачем?

Что такого важного
Объяснит ей «Швейк»?
Короткометражная
Жизнь ещё у ней.

Синие прожилочки,
Тоненький сустав.
Ногти просят пилочки,
От зубов устав.

Вся такая хрупкая -
Облако в джинсе

Но прочёл по губкам я:
«А пошли вы все...»




ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО

Памяти Леонида Пахнёва.


Лео, Лео, разве ж это честно?
Взял и смылся в лучший из миров!
И теперь тебе не интересно,
Что скрывал таинственный покров.

Ты уже всё сведал. Ну и что же?
Лучше ль там, куда мы все уйдём?
Есть ли правда? Или кто как, может,
Как и тут, крутиться принуждён?

Впрочем, ладно, сами всё увидим
С той невероятной высоты...
Дело вовсе, друг мой, не в обиде,
А в тоске, что прошлым стал и ты.

Что Вселенной взят на переделку
В нитку нескончаемых времён.
И теперь я, тупо вперясь в стрелку
На часах, уверен: это он!

Это друг мой обегает споро
Циферблаты мыслимых миров.
Всё теперь недолго и нескоро
Для мгновенья с именем Пахнёв.




* * *

В запотелом окне ничего не видать,
Только знаю
там день и там свет.
Но в невиденьи том есть своя благодать,
А вот в веденьи истины нет…

В восходящих потоках мерцающих звёзд
Выплывает усталая ночь.
Мир настолько понятен, обыден и прост,
Что осталось его превозмочь.

Но обманчиво всё, чему есть эталон.
Соблазняясь его простотой,
Прозеваешь, когда позовёт Аполлон
К предназначенной жертве святой.




* * *


Живу, улыбаюсь и
в ужас:
Сегодня казнили Христа!
Когда уже я удосужусь
Постичь, что могила пуста?..

Сынок иудейской Маруси,
Не жизнь
череда неудач.
Но было в том что-то Исусе,
Что даже смутился палач.

Казнили, конечно, за дело,
По варварской росписи «дел»:
Всегда отдувается тело
За то, что рассудок посмел.

Успел раздразнить фарисеев,
Утешить народ не успев,
Лишь только надежду посеяв
На то, что не зряшен посев...

И вот он, к кресту приколочен,
Облепленный полчищем мух,
Такой одинокий и очень
Готовый к принятию мук.

Уж ночь, а я всё непокоен,
Гляжу, как трепещет звезда.
Ну что бы, казалось, такое?
Сегодня казнили Христа!




ПОКОЛЕНИЕ

Постарели, чуваки,
Постарели мы.
Переходит в старики
Поколение,
Различавшее «Битлов»,
Джона Леннона
Узнававшее без слов
Поколение.
Жизнь уносится от нас,
Жмёт сцепление.
Впору выкрикнуть: «Атас,
Поколение!»
Старится, рыдают СМИ,
Население.
Значит, пол-России
мы,
Поколение...




* * *

Стихи не пишутся. Вслед мысли
Привычно рифмы не бегут.
Сосульки слёзные повисли
И всё никак не упадут.

Хрустит замёрзшая идея,
И затянулась полынья
В пространстве, вылюбленный где я
И где не любящий
не я.

От прозаических раздумий
Шуршит иссушено душа.
Живой не всякий, кто не умер,
На сердце руку положа...

Уходит в вечность перспектива,
А здесь, на мыслимом краю,
Реально всё и всё
фальшиво,
И всё, что я не признаю.

Здесь всё про всё даёт усадку
За счёт божественных помет:
Пишу стихи в свою тетрадку,
А вдохновения-то нет...


Александр Жабский © 2011-2016
Тел.: 8-904-632-21-32. E-mail: zhabskiy@mail.ru