Приветствую Вас Гость | RSS
Друзья, уже

Memento, пожалуйста, mori...
Ничто не обходится столь дорого, как свобода.
Александръ ЖАБСКIЙ.
Главная Регистрация Вход

» Где тут что

» Форма входа

» Категории раздела
Текущие публикации [29]
Тут находятся ссылки на мои современные публикации, которые постоянно пополняются.
Из корзины [7]
Тут помещены, прежде всего, те материалы, которые по тем или иным причинам не увидели свет на страницах моей газеты, либо были неумело, на мой взгляд, сокращены или отредактированы.
Осколки прошлых лет [10]
Тут буду помещать старые публикации в других изданиях, которые могли бы быть интересны читателям.
Читателям за океаном [1]
Тут буду помещать свои публикации в американских изданиях, по мере того, как они будут отысканы.
Волгодонские бдения [13]
Тут мною собраны некоторые мои публикации периода жизни в Волгодонске (Ростовская область), отражающие накал политической борьбы.

» Праздники сегодня

» Ищите и обрящете

» А я - тут!


Я на портале ВКонтакте и поиск контактной информации
Каталог сайтов Всего.RU

» Переход на ЭКО.ЗНАЙ


» Радио онлайн на любой вкус

» Расписания

» Всех посчитаем!

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

» И о погоде

Публицистика

Главная » Статьи » Всякое разное » Из корзины

«И каждый думал и молчал о чем-то о своем»
    Коль скоро мне не довелось быть, по вполне естественной причине, первым посетителем Летнего сада, то разве репортерская натура могла позволить не стать последним? И вот солнечным воскресным вечером 14 июня 2010 года я миновал его шарлеманову ограду и, стараясь не смотреть на зияющую пустоту на месте порфировой вазы, отправился напоследок бродить по знакомым шестой десяток лет аллеям, приглядываясь, как горожане прощаются со своим любимейшим в Петербурге местом...

    "В Санкт-Петербурге немногое сохранилось неизменным со времен основания города. Летний сад - одно из таких мест, где до сих пор явственно ощущается дух петровской старины", - перед самой прощальной прогулкой прочитал я, да не где-нибудь, а на сайте Русского музея. И вот этой неизменности мы вот-вот с вами лишимся - и не по воле злого рока, а по инициативе этого самого музея, которому любимое детище Петра Великого не в добрый час досталось во владение.
    Накануне, в День России, мы много часов провели за праздничным столом с теперь уже, после недавнего ухода первостатейнейших его корифеев, старейшиной экскурсионного дела Петербурга Раисой Никитичной Яковченко, которая горько печалилась, что, в силу избытка немощей, не в состоянии попрощаться с последним не промотанным пока еще Петровым наследством. Мы пили чай, и я слушал ее увлекательные рассказы о ее многолетней работе экскурсоводом Летнего дворца. Вся молодость Раисы Никитичны прошла в сущности в Летнем саду, о котором Пушкин, живший одно время поблизости, писал как-то жене: «...Летний сад мой огород. Я, вставши от сна, иду туда в халате и туфлях. После обеда сплю в нем, читаю и пишу. Я в нем дома». И потому нетрудно представить, как больно этой потомственной петербурженке, состоящей в дальнем родстве с писателем пушкинской эпохи Павлом Катениным, сознавать, что сада, где гулял еще ее предок и множество российских гениев до него, мы больше никогда не увидим.
    И вот иду по пушкинскому "дому" под нефом липовых крон, насквозь пробитым, как худая бекеша, солнечными лучами. На первый взгляд, все было как всегда: переполненные обертками от мороженного и прочим мусором урны, засыпанные аналогичными отходами людской жизнедеятельности пологие откосы пруда, писклявая малышня под присмотром мамаш, чинные дамы в вязаных панамках, прогуливающиеся взад и вперед по аллеям, дотошные приезжие, с трудом разбирающие на тусклой бронзовой табличке у трехсотлетней выдержки под мглистым петербургским небом статуи с голубем, приникшим к женской груди: "Аллегория сладострастия...". Громкоголосая молодежь весело обсиживала "философское размышление о времени в металле", как называют авторы свой беспрецедентный проект - 12 вычурных кованых стульев, обосновавшихся тут позапрошлым летом.
    Словом, ни малейшего, на первый взгляд, и намека на прощание великого города со своим великим садом, которому назавтра предстоит кануть в Лету. Примет предстоящей погибели придирчивый глаз, правда, видит много. Вон нестриженные газоны, а вот - всегда пышная главная клумба, где теперь непривычный тюльпанный сухостой.
    - Ой! - слышу за плечом недоуменный девичий возглас. - А еще две недели назад как тут было красиво!..
Милая провинциалочка Олеся, всего пять лет прожившая на берегах Невы, пришла именно попрощаться с Летним садом, еще не совсем понимая, что таким радостным и пышным его теперь увидят только разве что ее правнуки. Она простодушно пересчитывает напоследок бусы на одной из посеревших мраморных статуй, которые совсем скоро переедут в музейные залы, а на их местах встанут такие же отвратительные поделки, как якобы копии итальянских шедевров, хвастливо меченные сбербанковским лейблом.
    А вот совсем юные художники, расположившиеся со своими этюдниками на скамейках главной аллеи. Пишут пейзажи, которые останутся только на их полотнах и фотографиях последних визитеров - в том числе и на моих: хвалюсь, ибо какое уж тут, на завтрашнем пепелище, тщеславие...
    А швейный дизайнер одной из именитых питерских фирм Людмила Прокофьева перебралась в Петербург лишь зимой. Она была, оказывается, последний раз перед этим в Летнем саду, как рассказывает, еще 22-летней девушкой, когда проходила в Ленинграде практику от своего института. И вот тоже пришла попрощаться...
    На самом-то деле прощались с Летним садом в воскресенье многие. То тут, то там слышал, как сдержанные пожилые петербуржцы вполголоса делились общим горем от утраты, вспоминая свои лучшие часы, проведенные здесь, в тиши аллей. Это их, а не весело упорхнувшую прочь, едва пробежав по тенистым аллеям, легкомысленную молодежь деликатно спроваживали в 22 часа обходительные милиционеры. А затянувшие вдруг небо тучи, не смевшие застить солнце до последних минут его общедоступности, первыми каплями торопили тех, кто никак не хотел расставаться с любимым садом.
    Вячеслав Самойленко, охранник сторожевого предприятия "Бора", которое сотрудничает с Русским музеем еще с 2002 года, приветливо провожал припозднившихся и вежливо останавливал тех, кто опомнился, что не попрощался со старым другом-садом, в последнюю минуту до его закрытия.
    - Ну что, прощайте навсегда? - кивнул ему я и попросил разрешения сфотографировать на память.
    - Нельзя - на службе! - отстранился Вячеслав Денисович, выпуская меня из Летнего сада самым последним, как я и хотел, за всемирно известную решетку с обидной табличкой: "С 15 июня Летний сад закрыт на реконструкцию". - И не переживайте - еще встретимся!
    Вот только где? Ведь был в великом городе его великий сад. А будет парк имени Гусева - в городе имени Матвиенко...
Категория: Из корзины | Добавил: Искандер-ака (18 Июля 2011)
Просмотров: 1100 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Александр Жабский © 2011-2020
Тел.: 8-904-632-21-32. E-mail: zhabskiy@mail.ru