Приветствую Вас Гость | RSS
Друзья, уже

Memento, пожалуйста, mori...
Ничто не обходится столь дорого, как свобода.
Александръ ЖАБСКIЙ.
Главная Регистрация Вход

» Где тут что

» Форма входа

» Категории раздела
Текущие публикации [29]
Тут находятся ссылки на мои современные публикации, которые постоянно пополняются.
Из корзины [7]
Тут помещены, прежде всего, те материалы, которые по тем или иным причинам не увидели свет на страницах моей газеты, либо были неумело, на мой взгляд, сокращены или отредактированы.
Осколки прошлых лет [10]
Тут буду помещать старые публикации в других изданиях, которые могли бы быть интересны читателям.
Читателям за океаном [1]
Тут буду помещать свои публикации в американских изданиях, по мере того, как они будут отысканы.
Волгодонские бдения [13]
Тут мною собраны некоторые мои публикации периода жизни в Волгодонске (Ростовская область), отражающие накал политической борьбы.

» Праздники сегодня

» Ищите и обрящете

» А я - тут!


Я на портале ВКонтакте и поиск контактной информации
Каталог сайтов Всего.RU

» Переход на ЭКО.ЗНАЙ


» Радио онлайн на любой вкус

» Расписания

» Всех посчитаем!

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

» И о погоде

Публицистика

Главная » Статьи » Всякое разное » Из корзины

Ташкентское наследство Розинга

    В мае 2011 года сполнилось 100 лет с того дня, как профессор Технологического института Борис Розинг публично продемонстрировал потрясающий воображение опыт. На крошечном экранчике вакуумной электронно-лучевой трубки впервые в мире появилось неподвижное изображение из четырех бледных полос на черном фоне. Однако создание им предтечи кинескопа не только проложило дорогу современному телевидению, но и открыло, как это сплошь и рядом бывает, очередную драматическую страницу в истории науки.

    Решение проблемы визуализации телевизионных изображений профессор Розинг нашел, конечно, гениальное. Он приспособил для этого сконструированную еще в 1897 году немецким физиком Карлом Фердинандом Брауном электронно-лучевую трубку для осцил­лографа, с помощью которой можно было наблюдать быстропротекающие электрические процессы.

    Однако в трубке Розинга электронный луч чертил уже не одну строку, как у Брауна, а целый набор строк, образующих светя­щийся экран. Кроме того, в свою трубку питерский профессор ввел дополнитель­ный электрод, к которому подводится сигнал от передатчика. Бла­годаря этому изменялась интенсивность электронного луча, а значит и яркость отдельных участков изображения.

    Сам Розинг, как ни печально, не довел свое изобретение до логического конца: уж больно бурное время было колыбелью телевидения. Вскоре разразилась первая мировая война, потом – гражданская, так что возобновить свои исследования ему удалось лишь в 1924 году по возвращении в Петроград. Несмотря на популярность тогда альтернативного пути – создания оптико-механического телевидения, Борис Леонидович считал его бесперспективным, утверждая, что задачу «дальновидения» удастся решить, лишь применяя электронные трубки как для передачи, так и для приема изображений.

    Но где пророки в своем отечестве?.. Лучшие умы упорно создавали в столицах аппаратуру, работающую по механическому принципу развертки изображения. И все же первые последователи Розинга, одержимые идеей полностью электронного телевидения, обнаружились уже спустя год, осенью 25-го – на далекой окраине СССР, в Средней Азии…

    ...Мой отец, в прошлом царский офицер, активно участвовавший в создании Красной Армии, вернувшись с гражданской, где успел повоевать на Туркфронте с белоказаками Семиречья, басмачами Ферганской долины и даже с англичанами в Закаспии, редактировал тогда в Ташкенте всевозможную научно-популярную литературу. Кто только не приходил в Госиздат! Несметное, вспоминал часто папа, число пустых прожектеров тащило пуды своих завиральных опусов, тщась их издать.

    Однако встречались в этом потоке люди и весьма дельные. Так они познакомились с лаборантом Среднеазиатского государствен­ного университета (САГУ), талантливейшим изобретателем Борисом Грабовским, имевшим при этом лишь среднетехническое образование, и его друзьями-соратниками – инженером Виктором Поповым и преподавателем физики Николаем Пискуновым.

    Насколько я знаю, эти энтузиасты так и не написали книжку, с идеей которой и приходили к отцу, – все их время и силы в условиях тогдашней острой нехватки материальных средств, вспомогательной аппаратуры и приборов поглощало практическое воплощение гениальной идеи профессора Розинга о полностью электронном телевидении, которым стал изобретенный ими «радиотелефот». Надо сказать, правительство Узбекистана поддерживало их и неплохо субсидировало исследования и эксперименты. Заказам для телевизионной установки была открыта «зеленая улица» на предприятиях и в лабораториях Ташкента. Их выполняли металлисты Ташкентского завода имени Ильича, специалисты из лабораторий университета, слесари мастерских Среднеазиатского округа связи. А знаменитую передающую трубку «телефота» делали на ленинградском заводе «Светлана».

    И вот в конце июля 1928 года друзья-изобретатели пригласили моего отца среди нескольких других сочувствовавших им представителей ташкентской интеллигенции в здание округа связи. Передающую трубку они установили в одной комнате, а приемную – в соседней. И вскоре все обомлели...

    В тот день специальная комиссия под председательством профессора САГУ Николая Златоврацкого записала в официальном протоколе, что 26 июля 1928 года в 13 часов утра был произведен опыт с приборами для передачи движущихся изображений на расстояние. На экране приемника появилось изображение человека, который снимал и надевал фуражку, брал в руки разные предметы. И хотя изображение было еще низкокачественным, все же в нем можно было узнать одного из изобретателей.

    Правда, папа и другие свидетели того события, бывавшие в нашем доме уже при мне, в 50-х, да и сам Борис Павлович Грабовский, приезжавший из Фрунзе (ныне Бишкек), где он провел последние десятилетия своей жизни, вспоминали это немного иначе. Первым изображением, ожившим на телеэкране, была рука Лиды Грабовской – жены Бориса, которая шевелила пальцами перед передающей трубкой в соседней комнате. Так что первый в мире след от руки человека на экране полностью электронной телевизионной системы, был именно женским.

    Прошло чуть больше месяца, и 4 августа, несколько изменив схему, опыты повторили еще раз – на сей раз прямо в городской гуще. И вот на зеленоватом экране диаметром 12 сантиметров все увидели перекресток центральных ташкентских улиц – Ленина и Карла Маркса с идущими по ним прохожими и проезжавшим вдали по Самаркандской трамваем.

    Но это было позже, а осенью 1925 года Грабовский с соавторами – Поповы и Пискуновым встретился в Ленинграде со своим кумиром – Борисом Розингом. Тот ясно увидел заметное отличие их изобретения от собственного проекта и не скрывал восхищения:

    – Дорогие вы мои... Да вы сами-то понимаете, до чего додумались?!, – воскликнул он, выслушав троицу молодых изобретателей, как вспоминал сам Борис Грабовский.

    В кабинет, где они сидели, заглядывала изумленная жена Розинга. Борис Львович, вообще-то не склонный к столь бурным проявлениям восторга, обнимал и целовал странных посетителей — смахивавшего на купца здоровяка, щеголеватого инженера и еще одного, утонувшего в огромных сапожищах.

    – Завтра же патентовать!

    И 9 ноября 1925 года в Комитет по делам изобретений и открытий СССР, находившимся тогда в Ленинграде, поступили описание и схема предложенной Грабовским конструкции. Три года в Комитете сверяли заявку со всем, что было сделано до тех пор в мировой технике в этой области, и только в 1928 году выдали патент на аппарат для электрической телескопии системы Грабовского, Пискунова и Попова. Проект радиотелефота, что особо отметил Розинг, давший на него одобрительное заключение, был составлен весьма тщательно и подробно.

    А потом были те самые триумфальные первые ташкентские демонстрации настоящего телевидения «по Розингу», о которых я уже рассказывал. Однако изобретателям «телефота» в историю телевидения как его создатели, войти не удалось.

    Когда они повезли свои приборы в Москву, чтобы показать ученым, чего достигли, случилась темная история. Следовавшая в багажном вагоне аппаратура прибыла в столицу вдрызг разбитой: одни осколки стекла да каркасы – и показывать оказалось нечего. Правда, благодаря поддержке председателя ЦИК УзССР – «всеузбекского старосты» Юлдаша Ахунбабаева, к которому обратились из столичного постпредства Узбекистана, спустя какое-то время приборы заново изготовили за валюту в Германии.

    Но тут стали подозрительно стали волокитить чиновники от науки, «потерявшие» папки с документацией «телефота». А без документов ташкентских последователей Розинга они объявили чуть ли не аферистами и жуликами. Среди историков телевидения стойко держится предположение, что бесценные документы Грабовского попросту сбыли за границу.

    А Борис Розинг вновь поддержать Грабовского уже не мог – он был репрессирован и жил в Архангельске, где умер в 1933 году. От всех этих бед Борис Павлович надолго слег, а потом и вообще благоразумно «сошел с дистанции». Радовался, что хоть остался жив: в 30-х под каток репрессий, помимо Розинга, попали почти все пионеры российского телевидения. И на этом «безрыбье» в его «отцы» выскочил в США пресловутый Зворыкин...

    Борис Павлович тихо продолжал изобретательскую деятельностью в Киргизии, больше не заикаясь о своем злополучном «телефоте», но боль в душе не проходила. Помню, когда он впервые уже при моей жизни появился в нашем доме, кажется, в 1956 году, папа сказал мне:

    – Помнишь, в прошлое воскресенье мы смотрели у тети Кати с дядей Мишей телевизор (тетка с мужем только что купили тогда КВН с огромной линзой, наполненной дистиллированной водой)? Так вот его изобрел Борис Павлович!

    – Да нет! – выпалил я с детским простодушием. – Они же купили его в универмаге – я сам слышал!

    Все засмеялись, а Борис Грабовский, тоже криво улыбнувшись, поник:

    – Ну вот, пожалуйста: устами младенца глаголет истина…

    Ну, и пусть энциклопедии признают «отцом» телевидения другого человека: Розинга и Грабовского до сих пор помнят и знают им цену – ведь на самом-то деле современное телевидение родилось ни в какой не в Америке, а в нашем с вами Отечестве – ровно сто лет назад.

Категория: Из корзины | Добавил: Искандер-ака (18 Июля 2011)
Просмотров: 920 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Александр Жабский © 2011-2021
Тел.: 8-904-632-21-32. E-mail: zhabskiy@mail.ru