Приветствую Вас Гость | RSS
Друзья, уже

Memento, пожалуйста, mori...
Ничто не обходится столь дорого, как свобода.
Александръ ЖАБСКIЙ.
Главная Регистрация Вход

» Где тут что

» Форма входа

» Категории раздела
Текущие публикации [29]
Тут находятся ссылки на мои современные публикации, которые постоянно пополняются.
Из корзины [7]
Тут помещены, прежде всего, те материалы, которые по тем или иным причинам не увидели свет на страницах моей газеты, либо были неумело, на мой взгляд, сокращены или отредактированы.
Осколки прошлых лет [10]
Тут буду помещать старые публикации в других изданиях, которые могли бы быть интересны читателям.
Читателям за океаном [1]
Тут буду помещать свои публикации в американских изданиях, по мере того, как они будут отысканы.
Волгодонские бдения [13]
Тут мною собраны некоторые мои публикации периода жизни в Волгодонске (Ростовская область), отражающие накал политической борьбы.

» Праздники сегодня

» Ищите и обрящете

» А я - тут!


Я на портале ВКонтакте и поиск контактной информации
Каталог сайтов Всего.RU

» Переход на ЭКО.ЗНАЙ


» Радио онлайн на любой вкус

» Расписания

» Всех посчитаем!

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

» И о погоде

Публицистика

Главная » Статьи » Всякое разное » Волгодонские бдения

ОНО НА ПАЛОЧКЕ
     В своем нынешнем виде Заветинский райсуд представляет собой комическое зрелище. Начать хотя бы с того, что на фронтоне неказистой избушки на улице Ломоносова (который в здешних степях, к слову сказать, отродясь не бывал!), по-прежнему красуется герб несуществующего государства — РСФСР. И топающие в школу по-соседству детишки таращатся на этот раритет, понимая в нем меньше, чем в динозаврах.


«ЛЕЩИ» И «ПОДЛЕЩИКИ»


     Однако же и за дверями «музея-заповедника» прошлого диковинок не счесть. Вот, например, совсем еще недавно здесь можно было встретить широко шагавшего в развевающейся мантии жреца Фемиды Николая Олейникова с вечно помятой от беспрестанных разогревов физией. Нынче-то он уж не судья, а не пришей кой к чему рукав, но от того скучнее в заветинской «кунсткамере», поверьте, не стало. Со жрецами, как правило, «напряженки» не бывает, и забредший в райсуд завсегдатай ментовки с радостью обнаружит знакомую личность — бывшего главного районного «следака» Владимира Шафоростова, даром что его мантия чуть не вдвое короче олейниковской.
      Но вы на это не обращайте внимания: Владимир Анатольевич тоже орел! Например, если надобно вызвать кого, шлет такие повестки, что почтальоны сбиваются с ног. Скажем, мне, проживающему на одном конце Волгодонска (кто знает город — у авторынка «Лада»), направил однажды судебное извещение аж на Морскую (на которой Центральный рынок).
А хитрющий он, этот жречик! Ему тогда, видимо, страсть не хотелось вошкаться с судебным разбирательством (или боязно было — с ментовской-то грамотешкой), вот он и пустил слушок, дескать оно отменяется. А чтобы его не ущучили (срыв судебного заседания для судьи равносилен, я вам скажу, должностному самоубийству), он и послал мне повестку бог знает куда — в расчете, что она растворится в неведомых далях.
     И прогадал, сердешный: в моем городе меня неплохо знают; удивились, конечно, что какой-то заветинский недотепа попутал адрес, но повесточку мне доставили, не погнушались, причем — вовремя. И пришлось новоиспеченному судье Шафоростову в урочный день и час выносить по моему ходатайству знаменитое определение об «отводе себе», прославившее его этим перлом на всю нашу область.
     Да, но это все публика обитавшая и обитающая у порога суда, то есть не первого сорта. Настоящие уникумы-«лещи» водятся глубже по коридору. Вот, скажем, шмыгнула бабонька, не на что посмотреть, с неизменно презрительной миной на стертом лице. А между тем, это фигура позначительнее судейских мужиков-«подлещиков»: «сама» помощник председателя суда Ольга Линченко!
     У нее знаете какие полномочия? Допустим, тот же судья Шафоростов, при всем его статусе, затверженным именным указом Президента, не в силах позволить стороне по делу знакомиться с его материалами, а Ольга Юрьевна — вправе! Если, конечно, захочет, но на то ведь она и «особа, приближенная к императору»...
     Вы думаете, это чепуха и чушь собачья? Мол, мелет чужак, сам не понимая что? Ошибаетесь, уважаемые. На сей случай существует даже особый приказ председателя Заветинского райсуда № 54 от 1 октября 2003 г. Его, правда, никто в глаза не видел, но если я выберу время или в вашем районе сыщется въедливый человек, то вполне можно его вытребовать, а затем и обжаловать в суд как насквозь незаконный. Но пока-то он действует...
     Но это, так сказать, хоть и не предусмотренные законом, но все ж таки гласные полномочия Ольги Линченко. А есть и негласные! Она, например (не без ведома, разумеется, председателя вашего райсуда Татьяны Спитановой) может шерстить уголовные дела, как ей вздумается. Скажете, поклеп? Тогда цитата: «Когда Жабский А.В. ее (дверь в канцелярию суда. — Прим. авт.) распахнул, за ней оказалась находившаяся в одиночестве помощник председателя суда Линченко О.Ю. Меня поразило, что она втихую беспардонно доставала из расшитого уголовного дела какие-то листы и вставляла в него новые. Увидев нас, она вздрогнула и поспешно спрятала дело за спину, а следом захлопнула дверь канцелярии ».
     Такие показания дал в суде не какой-то там безродный бомж-забулдыга, а глава сельской администрации хутора Вербовый Лог Дубовского района Павел Буданов, свидетельствуя, как говорится «под присягой», о событиях, имевших место в Заветинском райсуде в полдень 17 октября нынешнего года. А вот что на том же суде (речь о котором еще впереди) показал другой свидетель, Хасан Абдулмуслимов, тоже вполне благонравный вербовологовский житель: «Когда Жабский открыл дверь в канцелярию, я увидел, что помощница Спитановой быстро вытаскивает из дела одни листы и меняет их на другие. Она испугалась и захлопнула перед нами дверь».
     Так что вот, братцы мои, сколь необъятны «полномочия» у этой «наперсницы» попрания закона! Но главная фигура, самый матерый «лещ» в Заветинском райсуде все-таки не она, а ее «шефиня» — всесильная, как она о себе думает, Татьяна Спитанова, покамест возглавляющая этот суд.


ХАЛЯВА ПЛИЗ!

     ...1 декабря после обеда в Волгодонском городском суде стоял гудеж! Банкет давала залетная гостья — как вы уже догадались, Татьяна Ильинична. Время от времени из кабинета «федерала» Елены Морозовой выныривали по нужде наши судьи, бесстыдно стирая с раскрасневшихся лиц смачные следы завезенных из «земли Заветной» яств и напитков.
И с чего они этак гуляли, спросите вы? Да уж, конечно, не в честь 20-летия моего переезда в ваши степные края из Средней Азии, случайно выпавшего на тот же день. Нет, Татьяна Ильинична ублажала коллег ради двух очень нужных ей судебных решений.
     Одного она, сразу скажу, добилась: судья Елена Лихачева прямо-таки внаглую, без каких-либо оснований, отказала нам со знаменитым волгодонским адвокатом Григорием Заболотским в отмене запрета Заветинской сельской администрации на проведение пикетирования вашего райсуда. А еще бы не добиться, если, дожидаясь начала этого процесса, мы с моим товарищем-адвокатом стали на крыльце Волгодонского суда свидетелями поразительной сцены. Стоя к нам спиной и оттого, понятно, нас не видя, Татьяна Спитанова, не стесняясь многолюдья, во весь голос властно отдавала распоряжения рослому молодцу, чего и в каком количестве заносить в кабинет судьи Лихачевой, попутно растолковывая, как его найти на втором этаже. Когда же ее «грум» заметил наш с Заболотским интерес и его глазки забегали, Спитанова резко смолкла, обернулась, но не сразу поняла свою роковую промашку. И только узнав нас, мертвенно побледнела и сквозанула в «недра» суда. Тем не менее, спустя час щедро, видать, облагодетельствованная Лихачева вынесла столь потребный Татьяне Ильиничне «вердикт».
     А вот с другим (вернее, сразу с четырьмя (!) другими) у Спитановой вышел облом. Возлияния в кругу волгодонских коллег продолжались порядочно, надежды на корпоративную солидарность («своих» не выдавать!) возлагались тем большие, чем больше было дружно «принято на грудь». Однако, как сообщает мой источник в Заветинском райсуде, в свою «вотчину» Татьяна Ильинична вернулась чернее тучи. И как в воду глядела: выпили и закусили наши жрецы Фемиды на холяву с большим удовольствием, но нарушать закон ради какой-то (это у вас она «котируется», а в Волгодонске — всего лишь «какая-то») Спитановой и в уме не держали.


ОСНОВНОЙ ИНСТИНКТ

     Вот теперь-то, наконец, и настало время рассказать в подробностях об этом особом спитановском интересе.
     Корни редкостной, даже по нынешним окаянным временам, ситуации уходят в длящуюся уже долее года волокиту в рассмотрении Заветинским райсудом нескольких уголовных дел, возбужденных в соседнем селе — Дубовском. Но так уж вышло (оба дубовских жреца Фемиды, по ряду причин, взяли самоотводы), что разбирательство этих, довольно «тухлых» дел выпало на долю именно заветинских мантиеносцев.
     Положение у них, по правде сказать, хуже губернаторского. С одной стороны, напористо «прессует» дубовская прокуратура, которая, в случае оправдания подсудимых (а оснований для этого более чем достаточно!), потерпит такое сокрушительное фиаско, что мало не покажется. С другой — слишком уж лезут в глаза те «белые нитки», которыми «шиты» упомянутые уголовные дела, и защита, естественно, без конца тычет в них заветинских законников носом. Третий фактор — Ростовский областной суд: он негласно держит сторону председателя Дубовского райсуда Игоря Сухоруких, которому тоже будет весьма неуютно в своем кресле, буде оправдают подсудимых.
     Как известно, даже хиляк начинает отчаянно отбиваться, если его припереть к стенке — срабатывает инстинкт самосохранения. Так вот именно этот инстинкт, а вовсе не здравый смысл или, тем более, развитое правосознание (чего, согласитесь, мы всегда ждем от судей) стал все более определять поступки заветинских жрецов Фемиды в уходящем году.
     Первым этот животный инстинкт подвел Николая Олейникова. Конечно, в его печальной судьбе изгоя, с превеликим позором изгнанного из судейского сообщества, заволокиченные уголовные дела, «рожденные» в Дубовском, сыграли весьма малую роль, ибо что значит какая-то волокита в сравнении с фальсификацией (!) судебных решений (об этом читайте в «Земле Заветной» № ___ от ____________. — Прим. авт.), однако, думается, и это «лыко» пошло ему «в строку». Однако он — уже «отработанная порода», его судьба Татьяной Спитановой больше в расчет не берется. Но ей-то самой, по ее размыслению, еще работать пока что на тучной и сытной ниве российского правосудия, откуда она спит и видит плавно пересесть в кресло главы Заветинского района. Но мечта сбудется только в том случае, если за год до выборов не случится ничего такого, что подкосит ее карьеру — например, если этот бывший мент Шафоростов не наломает, ей на беду, дров по-олейниковски.


«ДРОВА» ПО-ОЛЕЙНИКОВСКИ

     А тот их ломает — сладу нет! Например, что удумал: позволил уже прославившемуся и в Заветном волгодонскому адвокату Заболотскому ознакомиться с материалами уголовного дела, состряпанного дубовским прокурором Николаем Фефеловым в отношении него самого — якобы за клевету на главдубмента Юрия Заикина. А там, насколько нам известно (я в этом процессе являюсь защитником известного адвоката), черт ногу сломит: дело-то стряпалось как попало. И что же ей оставалось? Лишь полагаться на щенячью преданность своего помощника Ольги Линченко.
     Вот тогда (чтобы быть точным — 17 октября с.г.) и произошло то, о чем почти месяц спустя свидетельствовали уже мировому судье Волгодонска Ларисе Первой цитировавшиеся выше Павел Буданов и Хасан Абдулмуслимов (и они были не одиноки — аналогичные показания дали и я, и Виктор Буданов, и Григорий Заболотский): Ольга Линченко пошла ради своей «шефини» на небывалое — расшила уголовное дело, изъяла из его материалов ряд документов, недоброкачественно изготовленных дубовскими фальсификаторами (каких именно, пока известно только ей да, вероятно, Татьяне Спитановой) и заменила их новыми. За этим преступным занятием, которому она, зная, что ее непременно «прикроют», не спеша предавалась за дверью канцелярии Заветинского райсуда, ее и «накрыли» многочисленные свидетели.
     При виде, что ситуация вышла из-под контроля и все катится в тартарары, у Спитановой, привыкшей всегда быть со щитом и на коне, сдали нервы, и она пошла в разнос. Вопли, которые она исторгала в коридоре «своего» суда (благо, что в тот момент там уже не было процессов) повергли в шок всех, кто стал свидетелем этой безобразной сцены. Мы с Григорием Заболотским записали их на свои диктофоны. Правда, мой спустя несколько часов в этом же суде и сперли, но у Заболотского прекрасная цифровая запись осталась, и когда в вашем районе к руководству вновь придут путевые люди, мы непременно «прокутим» ее по местному радио.
     А пока, чтобы вы получили хотя бы приблизительное представление о поднятом председателем (!) Заветинского райсуда «кипеже», вновь процитируем свидетельские показания вербовологовской сельской администрации Павла Буданова. Он, привыкший к чиновной солидности, с недоумением рассказывал, что Спитанова «стала как-то базарно и довольно бессвязно кричать, чтобы никто в суде ей не указывал, как знакомить подсудимых с материалами дел. Склочно выкрикивая эту белиберду, она стала упорно теснить своим мощным торсом собравшихся в коридоре суда людей к выходной двери».
     «Мощному торсу» Татьяны Ильиничны мы ничего равнозначного противопоставить не могли — кроме политического протеста. И выразили его в том, что прошли метров двести вниз по улице Ломоносова и вручили главе Заветинской сельской администрации Владимиру Потолохину заявку на пикетирование местного райсуда. Его целью мы определили выражение трех требований к руководству и судьям Заветинского райсуда — о восстановлении в полной мере действия на территории района уголовно-процессуального законодательства России; о прекращении злостной волокиты при рассмотрении уголовных дел и о соблюдении прав и свобод человека и гражданина.
     Значимость Потолохина в местной иерархии, судя по всему, такова, что его основная задача — держать «в курсе» сильных мира сего. (Во всяком случае, когда 1 декабря в Волгодонского горсуде шла та самая, затеянная Спитановой пирушка, Владимира Владимировича как мелкую сошку к столу не позвали, и он с печальным лицом сиротливо топтался в коридоре.) Догадались мы с Григорием Заболотским о том ближе к вечеру, когда, стоя под теплым еще солнцем у крыльца райсуда, мирно обсуждали с Николаем Федоровичем Порываевым детали предстоящего пикетирования. Мимо, бережно неся свое опорожненное председательское тело из дощатого сортира суда во дворе, важно прошествовала Татьяна Спитанова и обдала нас взглядом такой замороженности, что людей с характерами «пожиже» тотчас бы заколбасило.


КИДНЭППИНГ

     Дальше события развивались стремительно. Появились менты во главе с Игорем Клименко, лейтенантом... дорожно-патрульной службы (так значилось в его служебном удостоверении!), и устроили нам с адвокатом настоящий «киднэппиг». На глазах у Николая Порываева, призывавшего юных работников милиции к благоразумию, и десятков неизвестных нам заветинцев проходивших и проезжавших мимо на велосипедах, нас, применив физическое насилие, беззастенчиво похитили.
     Не позволив даже забрать лежавшее на скамье в коридоре суда наше личное имущество — портативный ксерокс Заболотского, мои фотоаппарат и диктофон, еще кое-что по мелочи, но достаточно ценное, похитители приволокли нас в ментовку напротив, где незаконно лишили свободы в течение почти четырех часов, не предпринимая при этом практически никаких процессуальных действий! Однако из путаных объяснений «коновода» похитителей — лейтенанта Клименко (оказавшегося, надо признать, человеком достаточно незлобивым и по-своему даже гуманным: когда наше с Заболотским пребывание в милицейском застенке «зашкалило» за три часа, и я стал требовать от похитителей, чтобы нас накормили, он великодушно поделился со мной своим «тормозком»), мы поняли, что нам вроде бы «шьют» — не больше не меньше! — административное правонарушение: будто бы мы «не так» вели себя в суде.
     Постепенно картина прояснилась. Оказалось, что первотолчком был раздраженный звонок, видать, не слишком удачно опроставшейся в сортире Татьяны Спитановой в дежурную часть РОВД, откуда за нами и послали ментовский наряд. Позже всплыло некое заявление все той же Спитановой начальнику районной милиции Владимиру Мартыненко, оказавшееся на поверку вовсе не заявлением (ибо председатель райсуда сочла «западло» для себя что-либо просить у мента, пусть даже и самого главного в Заветном), а судебным решением, в котором она дала Мартыненко указание: «...привлечь к административной ответственности граждан Заболотского Григория Евгеньевича и Жабского Александра Васильевича по ст. 17.3 КоАП РФ — неисполнение законного требования судьи о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила». Таким образом, она признала себя не только участником, но и инициатором и организатором киднэппинга — по-русски говоря, похищения людей, которое у нас, как и во всем мире, карается весьма строго.
     Справимся в Уголовном кодексе. Там есть статья 126, которая так и называется «Похищение человека». Вообще-то оно наказывается лишением свободы на срок от четырех до восьми лет. Но! Но если «то же деяние» совершено группой лиц по предварительному сговору (пункт «а») и в отношении двух или более лиц (пункт «ж»), то наказание уже «покруче» — до десяти годков отсидки. Ну а коль эти «деяния», как уточняет часть 3-я этой же статьи, совершены организованной группой (а наряд милиции, посланный дежурным по РОВД по указанию судьи — самая что ни есть «организованная группа» на свете!), то им «светит» аж до пятнадцати лет лагерей.
     Вот именно такого наказания мы с Григорием Заболотским и намерены добиваться для Татьяны Спитановой, Игоря Клименко и их сообщников по нашему похищению 17 октября нынешнего года. Они это, надо думать, хорошо понимали с самого начала, отчего организатор преступления — председатель Заветинского райсуда не мешкая развила бурную деятельность. Тут было все: и обман сообщников, и слезные мольбы, и вероломство коллег, и, что самое удивительное (ведь наши методы защиты и самозащиты в кругах судейских хорошо известны), недооценка жертв похищения.


«ПОДСТАВА»

     Чтобы у наивного служаки Игоря Клименко и других юнцов-ментов, очертя голову похватавших нас на глазах у изумленных обывателей, не дал часом слабину сфинктер, им было обещано, что состряпанные ими административные дела рассмотрит «свой» судья Шафоростов (самой Спитановой, мол, нельзя — она заявительница, стало быть лицо заинтересованное) и влепит нам на «полную катушку». (А смысл в этом вот какой: будучи осужденными даже и за административное правонарушение, мы уже не сможем тащить к ответу похитителей, которые сразу превратятся из преступников в благородных стражей закона, мужественно пресекших посягательство на правопорядок.) Однако, получив из РОВД административные материалы на нас с Заболотским, Владимир Анатольевич тотчас переслал их в Волгодонский горсуд — по месту нашего жительства, поступив, конечно, вероломно по отношению к сообщникам Спитановой, но зато в полном соответствии с частью 1-й статьи 29.5 КоАП РФ, гласящей, что «по ходатайству лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, дело может быть рассмотрено по месту жительства данного лица».
     Однако это не означает, что, скинув изначально «дохлое» дело со своих плеч долой, Татьяна Ильинична, выкинула его вон и из сердца. Сфинктер-то ведь не только у лейтенанта Клименко и лихих «клименковцев» играет! И потому она стала, принимая превентивные меры, осаждать заместителя председателя областного суда М. Огульчанского просьбами поднажать на своих волгодонских коллег, дабы те не вздумали вынести в отношении нас с Заболотским гибельные для нее и ее сообщников решения.
     Говорят, Огульчанский ей это пообещал, однако, насколько можно верить председателю Волгодонского горсуда, на эту тему (как и на любые другие в последние полтора года!) с ним не говорил. Предположить же, что один из членов руководства областного суда опустился бы до такого рода двусмысленных бесед с мировыми судьями Волгодонска Ларисой Первой и Надеждой Светловской, принявшими к рассмотрению административные дела в отношении, соответственно, меня и Григория Заболотского, — значит, вовсе не разбираться в закулисных «технологиях» судейского сообщества.
     Впрочем, само рассмотрение названными мировыми судьями наших административных дел 14 ноября с.г. лучше всего свидетельствуют о том, что у них была полнейшая свобода рук. А если у наших судей руки развязаны (то есть не связаны указаниями вышестоящих судейских начальников и прокуроров, взятками и обещаниями оказать «дружескую услугу»), они умеют выносить настолько законные решения, что даже видавшие виды правозащитники удивляются, как хороши и справедливы у нас, оказывается, законы.


«ПЕРВЫЙ ТАЙМ МЫ УЖЕ ОТЫГРАЛИ»

     И вовсе не в пользу организатора и исполнителей киднэппинга — судьи признали нашу полнейшую с Заболотским невинность. Похитителей это, по рассказам знакомых заветинцев, повергло сперва в шок, а там и ступор. Еще бы: надвинулась реальная угроза накликать, в перспективе, на свои седалища столь чувствительные последствия, что не только от Спитановой уплывет, как мираж, кресло главы района, но как бы и всей гоп-компании не привелось надышаться миазмами параши.
     Положение осложнялось еще и тем, что у райначмила Мартыненко еще с 19 час. 20 мин. 17 октября с.г. — то есть с момента, как тот собственноручно зафиксировал время получения нашей жалобы на свершившийся произвол, она лежала да так и лежит без ответа. Днем позже, уже из Волгодонска, мы с адвокатом Заболотским послали копию этой жалобы и прокурору района Юрию Блохину, которому еще 6 дней спустя направили уже развернутое заявление в порядке ст. 141 УПК РФ о совершенном в отношении нас целом «букете» преступлений, попросив возбудить уголовные дела
     — по фактам превышения должностных полномочий — в отношении работников ОВД Заветинского района И. Карпенко, И. Молчанова, А. Московченко;
     — по фактам незаконного лишения свободы в течение 3 час. 50 мин. в здании ОВД Заветинского района — в отношении тех же И. Карпенко, И. Молчанова и А. Московченко, а также начальника милиции общественной безопасности района В. Гайворонского и оперативного дежурного по РОВД по фамилии Сидоренко);
     — по фактам укрывательства вышеуказанных преступлений — в отношении начальника РОВД В. Мартыненко В.И., начальника милиции общественной безопасности района В. Гайворонского и оперативного дежурного по РОВД Сидоренко.
     Однако ваш райпрокурор Юрий Блохин, который в отличие от своего дубовского коллеги Николая Фефелова, в своем районе фигура явно не первого плана, опасливо выжидал, чем кончится дело в суде, и, трусясь от страха за свою шкуру, тем не менее не спешил реагировать даже и через месяц (хотя к тому времени мы с адвокатом Заболотским уже разослали аналогичные заявления во все мыслимые прокурорские инстанции, а также и Президенту, причем не по одному разу!), «позабыв», что закон отводит ему на это всего-навсего три дня.
     В каких-то подпольных штабах, законспирированных «покруче», чем «схроны» свергнутого Саддама, дым шел от голов, решавших, что теперь делать. Не боясь ошибиться, думаю, что в конце концов именно Татьяна Спитанова дала Юрию Блохину команду по-быстрому снестись с прокурором Волгодонска и упросить опротестовать «отлупы» наших мировых судей.


ПОСЛЕДНЯЯ ЛИНИЯ СПИТАНОВСКОЙ ОБОРОНЫ

     Н-да, другого рубежа у организаторов и исполнителей нашего похищения просто не оставалось. И, вероятно, лишь крайняя степень отчаяния, охватившего незадачливую заветинскую камарилью, смягчило сердце обычно не слишком отзывчивого на чужую беду Валентина Федорова.
     Могу себе представить, какие чувства обуревали в этот момент Валентина Ивановича, только в этом году (при его-то непомерной спеси и привычки считать себя «белой костью»!) заслужившего своей «работой» целых два «строгача». Ведь ему, если называть вещи своими именами, предлагалось не подавая виду хлебнуть ослиной мочи.
     Конечно, наш старший советник юстиции, под носом у которого вольно правит бал криминал, а под служебными окнами зама клубится вечерами излюбленная «тусовка» наркоманов, никакая не «белая кость». Но все же и он, разумеется, понимал, что «ловить» в стряпне заветинских ментов ну ровным счетом нечего! Однако «мочу» «пригубил» — и теперь вечно будет ею попахивать.
     Видели б вы те его протесты! Даже желторотые питомцы нашего юридического лицея, и те расхохочутся, если услышат неуклюжие «аргументы» взрослого дяди с полковничьими погонами на прокурорском мундире — до такой степени они не смехотворны. Поэтому нечего удивляться, что в апелляционной инстанции — Волгодонском горсуде их ждала печальная судьба. Федеральный судья Татьяна Терентьева хоть еще рассмотрела, для вида, в открытом судебном заседании административный материал на адвоката Заболотского, а что до меня, то ее коллега — Людмила Докина даже и до такой чести для горпрокурора, унизившегося, как выражаются юристы, «ниже низшего предела», не снизошла, а попросту отвергла его протест без рассмотрения.


А ЗА «БАЗАР» ОТВЕТЯТ!

     Итак в начале декабря во всей этой затеянной Спитановой преступной возне вокруг нас с Григорием Заболотским поставлена жирная правовая точка: административные дела прекращены за отсутствием событий административных правонарушений. Это означает, что судебной властью официально подтверждено то, что всем и так было отлично известно: ничего противоправного мы с моим товарищем-адвокатом не совершали.
     Но это же одновременно означает и другое: все, что на нас наклепали судья Спитанова, ее помощник Линченко (а она наклепала, будьте уверены — жаль только, нет места и времени отвлекаться еще и на ее поклепы!), а также «коновод» похитителей — Клименко и другие милиционеры — все это «химически чистая» клевета, которая, дайте срок, пойдет в «нагрузку» к основным преступлениям в отношении волгодонских адвоката и журналиста! Кроме того, теперь, когда все обвинения, «повешенные» на нас, полностью сняты, отчетливей стали видны прегрешения не только основных «фигурантов» этой истории, но и их покровителей.
     Впрочем, мы с Григорием Заболотским и раньше не зевали. Уже второй месяц мы последовательно добиваемся привлечения к уголовной ответственности за укрывательство описанных здесь преступлений заветинского райпрокурора Юрия Блохина, а также кой-кого из областной прокуратуры, кто приходит ему на выручку. Очередным кандидатом в укрыватели стал начальник управления областной прокуратуры по надзору за расследованием преступлений, старший советник юстиции (то есть прокурорский «полковник») В. Такиджьян, написавший нам в письме № 15/1-469-03 от 16 декабря с.г., что Блохин, оказывается, не только давным-давно провел проверку нашего заявления, но и еще 13 ноября этого года вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по указанным нами фактам.
     Любопытнейшая оговорка! Тогда ведь, 13 ноября — за день до рассмотрения волгодонскими мировыми судьями состряпанных Игорем Клименко административных материалов, когда Татьяна Спитанова полагала, что уже обеспечила его благоприятный для нее исход беседой с М. Огульчанским, им в Заветном казалось, что все будет «тип-топ»: нас с Заболотским осудят, так что нам в наших просьбах уже можно отказывать.
     Ай, как же вы поспешили, Юрий Николаевич! Разве можно так, по-мальчишески, попадаться на удочку прохиндеев?! Вы только подумайте, как нам с Заболотским будет сладостно отменять это ваше постановление, которое вы, наврав В. Такиджьяну (а он вас за это ох не похвалит!), и не думали нам посылать! А потом — еще слаще! — добиваться привлечения и вас самого к «уголовке»: тут уж, будьте уверены, мы, как Спитанова, не оплошаем!
     ...Ладно, друзья, давайте закругляться, ибо эта ваша заветинская шантрапа мне уже порядком осточертела. Будет что нового — расскажу. Да вы и сами узнаете, непосредственно, так сказать невооруженным глазом наблюдая метаморфозы, которые вот-вот начнут происходить то в суде, то в милиции, а то в прокуратуре.
     И не бойтесь вы их: они только в стае смельчаки, а по отдельности — дерьмо на палочке!

Александр ЖАБСКИЙ,
независимый журналист и правозащитник.

г. Волгодонск.
Категория: Волгодонские бдения | Добавил: Искандер-ака (21 Июля 2011)
Просмотров: 2376 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Александр Жабский © 2011-2020
Тел.: 8-904-632-21-32. E-mail: zhabskiy@mail.ru