Приветствую Вас Гость | RSS
Друзья, уже

Memento, пожалуйста, mori...
Ничто не обходится столь дорого, как свобода.
Александръ ЖАБСКIЙ.
Главная Регистрация Вход

» Где тут что

» Форма входа

» Категории раздела
Текущие публикации [29]
Тут находятся ссылки на мои современные публикации, которые постоянно пополняются.
Из корзины [7]
Тут помещены, прежде всего, те материалы, которые по тем или иным причинам не увидели свет на страницах моей газеты, либо были неумело, на мой взгляд, сокращены или отредактированы.
Осколки прошлых лет [10]
Тут буду помещать старые публикации в других изданиях, которые могли бы быть интересны читателям.
Читателям за океаном [1]
Тут буду помещать свои публикации в американских изданиях, по мере того, как они будут отысканы.
Волгодонские бдения [13]
Тут мною собраны некоторые мои публикации периода жизни в Волгодонске (Ростовская область), отражающие накал политической борьбы.

» Праздники сегодня

» Ищите и обрящете

» А я - тут!


Я на портале ВКонтакте и поиск контактной информации
Каталог сайтов Всего.RU

» Переход на ЭКО.ЗНАЙ


» Радио онлайн на любой вкус

» Расписания

» Всех посчитаем!

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

» И о погоде

Публицистика

Главная » Статьи » Всякое разное » Волгодонские бдения

ОТРЫЖКА «КАРАТЕЛЬНОЙ МЕДИЦИНЫ»
     О докторе-палаче Йозефе Менгеле, проводившем садистские опыты над заключенными фашистского концлагеря Освенцим, слышали, наверное, все. Куда меньше известно, что и советская медицина не отличалась особой щепетильностью, услужливо помогая тоталитарным властям упрятывать подальше под видом «душевнобольных» всех, кто проявлял малейшее инакомыслие. За это в конце 80-х годов советскую ассоциацию психиатров даже с громким скандалом «поперли» из мировой.
     Но самым, наверное, невероятным читателям покажется то, что «карательная медицина» как служанка властей отнюдь не сгинула вместе с нашим тоталитарным прошлым. Просто она стала не столь заметной. Но не приведи вас Господи однажды с нею столкнуться...


ОБЫКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ

     В начале августа этого года четверо мужчин в гражданском средь бела дня схватили в самом центре Волгодонска юношу и девушку, которые шли себе мирно по проспекту Строителей, никого не трогая и будучи, как говорится, в здравом уме и твердой памяти.
     Схватили топорно, грубо: не назвав себя и не потрудившись объяснить, какое правонарушение молодые люди совершили, — то есть фактически похитили. Руководил «геройской» акцией некий увалень, которого остальная троица называла то «Андрей», то «Борман». Похищенных «обшмонали» прямо на улице, на глазах у прохожих. Причем, было заметно, что целью «акции» была именно девушка.
     Поскольку никаких наркотиков у нее, как и у юноши, естественно, не нашли, кто-то из похитителей, достав пакетик с собственным зельем, предложил сообщникам: «Давайте затолкаем ей в рот». «Двое злоумышленников схватили меня за руки, — как пишет прокурору города В. Федорову сама пострадавшая, — третий сдавил мне горло и начал душить, четвертый сдавил щеки, и мне начали что-то запихивать в рот. Я, как могла, сопротивлялась, пыталась вырваться... Но меня продолжали душить, и я стала задыхаться, хрипеть и терять сознание. Очевидно, кто-то из напавших на меня увидел это и сказал: «Брось ее, а то задушим; все сделаем в ментовке».
     Затем молодых людей силой куда-то поволокли — как вскоре выяснилось, отнюдь не в дежурную, как полагается в подобных случаях, часть УВД, а в какое-то помещение в его дворе. Какой была реакция похитителей на законные требования молодых людей пригласить адвоката поставить в известность их родителей, прокурора и следователя, догадаться нетрудно...
     Похищенных развели по разным комнатам, а дальше начался сущий кошмар.
     Как пишет тому же прокурору В. Федорову юноша, «меня раздели догола и неуполномоченное должностное лицо без понятых произвел мой личный досмотр, в результате которого ничего незаконного при мне обнаружено не было...» Тогда парня стали методично избивать, грозя вообще убить, если не даст показания, что его спутница — наркоманка.
     Собственно, от него и говорить-то ничего не требовали — заплечных дел мастера, называвшие себя работниками милиции (теперь мы знаем, что это были сотрудники ОБНОН — отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков), чуть ли не после каждого удара «кулаками по голове, ушам, в грудь, а резиновой дубинкой — по спине, ногам и животу») подсовывали ему подписать заранее заготовленные протоколы допросов.
     А в это время в другом помещении истязали девушку. Ей заломили назад руки и сковали наручниками. Так она просидела около часа, а «Борман» все это время бил ее кулаком по голове, спине, поносил нецензурной бранью...
     Видя, что сломить хрупкую жертву тем не менее не удается, похитители повезли ее экспертизу в наркологический диспансер, — чтобы заручиться нужным им для «объективности» заключением специалиста.


В РУКАХ ЭСКУЛАПА

     Прием в тот день вела, с позволения сказать, врач В. Петровичева.
     У истерзанной девушки разламывалась от побоев голова и сильно болело горло, в которое еще недавно лихие борцы с наркоманией бесцеремонно лезли своими грязными лапищами. Вся в слезах, она кинулась к доктору, умоляя ту оказать первую помощь и направить на экспертизу. Но Петровичева и ухом не повела, лишь слушала, что ей «впаривал» привезший свою жертву в диспансер старший лейтенант милиции Варзин.
     Сперва, видя профессиональным глазом, что девушка, хоть и не в себе, но вполне трезва и никаких признаков наркотического опьянения у нее не наблюдается, да к тому же и доставлена без документов, В. Петровичева отказывалась ее освидетельствовать. Но упрямый «мент», которому надо было хоть чем-то оправдать свое бесчинство, давил: утверждал, что «так нужно», клялся, что без документов привозит задержанных в диспансер «в последний раз» и просил написать «хоть что-нибудь».
     И вот тут-то у Петровичевой сработал застарелый угоднический (или, точнее, пособнический) инстинкт! Продолжая игнорировать слезы и мольбы жертвы о помощи, она, не обеспокоив себя даже ее мимолетным осмотром, со слов Варзина сварганила-таки столь желанный для него протокол. Причем, вписала, что девушка была задержана с героином, хотя подобные вещи находятся за пределами ее компетенции — ведь работники диспансера никого не задерживают!
     Закончив писать, эта дитя пресловутой «карательной медицины», опять же по «просьбе» Варзина, заявила, что теперь будет брать у несчастной кровь на ВИЧ-инфекцию. А делать это, между прочим, без письменного заявления гражданина с просьбой взять у него подобный анализ, да еще в глаза не видев его документов, противозаконно. Я уж не говорю, что такого анализа не предполагает сама методика обследования...
     Девушка и пролепетала что-то в этом духе. Тогда Варзин и его сообщник силой поволокли беднягу в процедурный кабинет, где, после четырех неудачных попыток медсестры, Петровичева, совсем в духе не к ночи помянутого Йозефа Менгеле, лично взяла у девушки против ее воли никому не нужный анализ.
     Слава Богу, на дворе не 40-е и даже не 80-е — фашистские (иначе не назовешь!) действия врача В. Петровичевой были обжалованы потерпевшей в суд, который признал их незаконными, как и сфальсифицированный ею, в нарушение приказа Минздрава СССР № 694 от 3.09.1986 г. и Временной инструкции о порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения» № 06-14/33 от 1.09.1988 г., протокол медицинского освидетельствования.
     Пострадавшая от незаконных действий В. Петровичевой намерена поставить перед городской прокуратурой вопрос о привлечении этого «медика» к уголовной ответственности, а перед Министром здравоохранения РФ — о привлечении В. Петровичевой к дисциплинарной ответственности и лишении ее диплома врача, потому наследница Йозефа Менгеле и советских эскулапов из института психиатрии им. Сербского, нарушившая клятву Гиппократа и причинившая вред и зло больному, оставаться и далее в этом высокогуманистическом звании не может.
     Через Волгодонский наркологический диспансер прошли тысячи и тысячи горожан, в том числе и те, что привлекались в разное время к административной или уголовной ответственности, и хорошо, если направленный на освидетельствование попал к врачу, свято следовавшему клятве Гиппократа. А если к такому, как Петровичева?..


ЕСЛИ ЧАША СИЯ НЕ МИНУЕТ И ВАС,

     знайте, что освидетельствование должно проводиться строго согласно приказу Минздрава СССР № 694 от 3.09.1986 г. и Временной инструкции о порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения» № 06-14/33 от 1.09.1988 г.
     Перед освидетельствованием врач обязан разъяснить вам ваши права, а вы вправе ознакомиться у него с вышеуказанными документами. Если вам в этом откажут, запишите это собственноручно в протокол. Согласно п. 4 Временной инструкции, если на освидетельствование направляют работники правоохранительных органов, то сделано это должно быть в письменном виде, причем в направлении должны быть названы причины, вызвавшие необходимость освидетельствования. 5-й пункт Временной инструкции обязывает врача «удосто ериться в личности освидетельствуемого» путем ознакомления с его личными документами. При отсутствии документов в протокол должна быть внесена запись, что данные заполнены со слов освидетельствуемого.
     В рассказанной мной жуткой истории обследуемая была без паспорта, своих данных не называла, и врач записала в протокол те сведения, что сообщил ей похититель людей — Варзин. В результате, фамилия и домашний адрес жертвы милицейского и врачебного произвола указаны неверно, в графе «где и кем работает», написано «не работает», хотя это вовсе не так. То есть В. Петровичева запротоколировала освидетельствование (хотя она его и не производила) фактически другого человека!
     В суде ей был задан вопрос: «Получается, что любой Варзин может остановить на улице всякого и привести к вам на освидетельствование?» И что вы думаете? Она подтвердила! А между тем согласно 15-му пункту той же Временной инструкции «протокол необходимо предъявить обследуемому, чтобы он сам сделал подробную запись». И вы имеете право записать любые свои замечания и жалобы. В нашем же случае и врач сама не записала в протокол ни одной жалобы обследуемой, и жертве свой не предложила с ним ознакомиться.
     Пункт 13-й Временной инструкции содержит исчерпывающий перечень состояний обследуемого, из которого врачу следует выбрать лишь какое-то одно, не допуская никакой отсебятины: «трезв», «признаков алкогольного опьянения нет», «установлен факт алкогольного опьянения», «признаки алкогольного опьянения не выявлены», «алкогольное опьянение», «алкогольная интоксикация», «состояние одурманивания, вызванное наркотическими или другими веществами». И все! Если напишут что-то иное — немедленно жалуйтесь в суд, поскольку это ущемляет ваши права.


НАПОСЛЕДОК

     В чем заключается квинт-эссенция «карательной медицины»? В преступном сговоре врачей и работников правоохранительных органов. То есть, в действиях Петровичевой и Варзина усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом РФ. О том, как будут развиваться события, насколько мне известно, «Волгодонская неделя» намерена рассказать в ближайших номерах.

Александр ЖАБСКИЙ
Категория: Волгодонские бдения | Добавил: Искандер-ака (20 Июля 2011)
Просмотров: 861 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Александр Жабский © 2011-2021
Тел.: 8-904-632-21-32. E-mail: zhabskiy@mail.ru